«Журналы, которые не станут международными, не будут востребованы мировой наукой»

0   86   0

07.05.2019 10:00


Indicator.ru опубликовал интервью с президентом Pleiades о настоящем и будущем в сфере издания научной периодики

Поделиться c друзьями:  


5cd186b28b8a87059bf225d5

Чем подрядчик отличается от издателя, стоит ли бояться «Плана S» и как сделать российские научные журналы международными, рассказал в интервью Indicator.Ru президент издательской компании Pleiades Publishing, Inc. Александр Шусторович.

— В недавнем интервью Indicator.Ru вице-президент РАН Алексей Ремович Хохлов рассказывал о некоторых противоречиях, которые возникли в отношениях Академии с компанией Pleiades Publishing. Как вы можете прокомментировать его заявление: «Мы сдвигаемся в ситуацию, когда роль той организации, которая осуществляет перевод, подготовку английских оригинал-макетов, объективно уменьшается. Но сейчас эта роль еще важна»?

— Издатель — это та организация, которая технологически объединяет потребителя и заказчика. Тот, кто просто делает перевод или оказывает услуги типографии, это не издатель, а просто подрядчик. Как и компании, занимающиеся изданием русскоязычных журналов РАН (процесс, в котором мы тоже участвуем), наше дочернее предприятие ООО ИКЦ «Академкнига» по оценке той же Академии наук выполняет госзадание без замечаний, хотя финансовые результаты этого участия для нас скорее отрицательные, чем положительные.

Подрядчик должен просто качественно выполнить услугу, образно говоря, «подковать коня». Причем просто подковать. Не ему решать, нужен ли конь как средство передвижения. Издатель же — это организация, которая несет финансовые риски и отвечает за то, что подрядчик оказывает услугу, которую должен продать. Функция издателя — информировать своих партнеров и клиентов о тех требованиях, которые выдвигает рынок, и организовывать совместную деятельность в ответ на эти изменения. И, кстати, именно благодаря этой реакции мы сделали то, что не сделало ни одно из 10 иностранных издательств, издающих российские журналы: вывели на рынок 89 новых наименований. Остальные издатели закрывали и продолжают закрывать свои российские программы. Тот же Elsevier за последние годы прекратил издание пяти российских журналов. В прошлом году Elsevier прекратил выпуск английской версии журнала «Геология и геофизика», имевший импакт-фактор 1,4. Кстати, многие из этих «уволенных» журналов мы взяли в свою программу «Russian Library of Science».

Pleiades же не просто издает, но и создает журналы на английском языке. Абсолютное большинство журналов уже давно отличается по содержанию от русскоязычных. Более 40 журналов РАН вообще являются вновь созданными журналами, не имеющими русскоязычного аналога, объединяющими в своем составе материалы из разных журналов, зачастую неакадемических, и, соответственно, несколько редколлегий. Тот же журнал «Ядерная физика» включает в себя статьи и отдельные номера из журналов Курчатовского института и МИФИ. Все это много раз анализировалось. О каком тождестве можно говорить? Это редчайший случай, когда содержание русскоязычного журнала на 100% отвечает требованиям международного рынка. Есть простая иллюстрация: количество российских журналов с импакт-фактором больше 1 остается практически неизменным (до 10, в этот список «ворвались» в последнее время только два новых журнала — «Астрофизический бюллетень», не имевший до вхождения в нашу программу английской версии, и «Лазерная физика», которую Pleiades создал с нуля сразу на английском языке).

Издатели русской версии — и это старая проблема российской науки — не интересовались рыночной ситуацией и новыми технологиями, пытаясь в XXI веке продавать то, что делалось в веке XIX, а за эти годы много воды утекло. Игнорировать это неправильно. Ограничивать роль Pleiades переводом и производством оригинал-макетов не только некорректно с юридической точки зрения, но и просто несправедливо. В наших журналах мы системно и последовательно внедряем новые технологии. В этом году мы завершаем перевод всех наших журналов на прогрессивный формат полнотекстовых XML-файлов, начали внедрение Sharedit — новой технологии распространения статей самими авторами. Они не только смогут сами распространять ссылки на полные тексты своих статей, но также получать и обратную информацию от своих коллег, и аналитический анализ по ряду параметров. Кроме того, распространение ссылок увеличивает количество скачиваний, которые идут в зачет автору и журналу. Но внедрение новых технологий идет медленно. Еще три года назад мы предложили всем журналам режим дополнительных материалов к статье. Но только чуть более 30 журналов откликнулись на то, что в международных журналах является нормой. Вот здесь, в преодолении технологического отставания, и нужна последовательная поддержка НИСО РАН и наш совместный контроль. Когда мы пришли, считалось нормой переводить статьи с интервалом в несколько лет. Мы с самого начала обеспечили выход англоязычных журналов одновременно с русской версией. Все это — показательные элементы того, что Pleiades делал и делает именно как издатель, а не как подрядчик. Мы же создали инфраструктуру современного цифрового журнала, в том числе и в русскоязычной версии, издателями которой мы не являемся, и которая, кстати, до сих пор финансируется бюджетом.

Работая на подряде, мы по собственной инициативе перевели журналы РАН на формат полнотекстовых XML-файлов; именно с нашей подачи был осуществлен переход русскоязычных журналов на электронные версии в 2007 году, а развитие в самой начальной стадии eLibrary как общероссийской площадки распространения было осуществлено с нашим активным участием, в том числе значительным финансовым. В перспективе я не исключаю объединение на совместной площадке распространения обеих версий — английской и русской.

Отмечу, что мы говорим о тех вещах, которые российские ученые хотят включить в мировой научный поток. Мы не претендуем на секретные специфические и промышленные вещи, которые являются предметом патентных прав. Мы говорим о фундаментальной науке. Многие считают, что РАН надо изменить, сделать ее прикладной — это нас не интересует. Мы — про фундаментальную науку в рамках открытого сотрудничества. Но науки не бывает местной: уже более 65% статей российских авторов уходит за рубеж, потому что отдельные журналы противостоят нашим попыткам что-то менять. Уже идет дискуссия о том, что надо подстраиваться под тот факт, что журналы, которые нужны ученым, — международные. Можно и нужно защищать российское пространство для российских журналов, создавать авторскую культуру в России. Однако продукт нужно маркетировать и доносить до читателя через ту форму, которая воспринимается потребителем. А основным потребителем российских журналов являются ученые всего мира. Мы мониторим статистику скачиваний — в английской версии их больше, чем в российской, в разы, а в некоторых случаях и на порядки больше. Атрибутами этого являются авторитетная редколлегия, международный состав авторов и английский язык. Только это интересно для библиотек. Это модель, которая воспринимается как мировой стандарт для распространения научной информации. Все остальное, что присутствует в российских и региональных журналах других стран, — это не то, что активно индексируется и цитируется. Можно обсуждать, что есть другое научное пространство. Но то, в котором работаем мы, — все без исключения мировые университеты, корпорации и основные источники финансирования — это и есть мировая наука. Все остальное — это нечто эзотерическое или паранаучное.

Продолжение интервью можно прочитать здесь.

Фото: Picasa

  0  

Источник: indicator.ru

Поделиться c друзьями: